Владимир Кириязи: «Как я жрал говно впервые»

Владимир Кириязи: Как я жрал говно впервые

Как только мне стукнуло 18, еще не закончив учебу в купянском ПТУ на модельщика литьевых заготовок и стекольщика параллельно, я занялся поиском работы: особенно меня интересовала профессия порно-актера.

В областном центре в те годы издавалась порно-газета “Simona””. Как они себя рекламировали “Лучшая газета о любви”. При чем, любовь со страниц харьковской газеты “Simona” истекала самая разная – от розовой и голубой, до шокладно-лимонадной.

По наивности я предложил им себя на роль жеребца в порнофильмах классического жанра. На худой конец (а он у меня хоть и длинный, но худенький) я был согласен сняться даже в роли пассива в гей-порно. Но то, что мне предложил режиссер Александр Каневский, сильно обескуражило мой юношеский максимализм.

Редакция газеты «Симона» как раз снимала видео-приложение о шоколадной любви, а мне было предложено откушать говнеца. Зато обещалась крутая перспектива, дескать, в случае ежели я, Владимир Кириязи, пройду «боевое крещение» девичьим калом, то без труда смогу продолжить съемки уже в более традиционном порно.

Терять мне было нечего, поэтому я согласился. И вот долгожданный день настал! Накануне съемок я не мастурбировал 3 дня, что при моем южном темпераменте, да еще и в 18 лет, давалось мне тяжело – но таков был приказ А.Каневского. Гладко выбрив очко и лобок, порезав бритвой мохнатые яйца, я заблаговременно подтянулся из Купянска в Харьков и прямиком с автовокзала промаршировал на блатхату в районе площади Руднева, где и произошла моя первая порно-съемка.

В сцене участвовали две зрелых, как мне тогда казалось, дамы. «Это наши журналистки факта и скандала,» – представил мне моих будущих партнерш по копро порно режиссер А.Каневский, – «Знакомься, Вован! Инга Фролова и Валентина Шеховцова.»

Звездам журналистики было под тридцать, что меня сильно возбудило. На родных Ковшах я перетрахал толпу ровесниц, которые, нажравшись бормотухи, давали без особых извращений. А вот женщины постарше манили тогда своей зрелостью и недоступностью.

Роль у меня была эпизодическая, нужно было откушать кал у звезд. Поверх изношенного паркета огромной квартиры дореволюционного дома расстелили клеенку, на которой мне было велено лежать на спине. Сперва на корочках над моим лицом расположилась Инга Фролова. По жесту Каневского я приступил к отлизыванию ее шоколадного глаза. Она тужилась нипадецки, но высраться всё никак не могла. Тогда я двумя руками сильно присадил ее на мой рот и вошел языком в ее ШГ, чувствуя горьковатый вкус дерьма. Как ни странно, ни малейших рвотных позывов привкус говна у меня не вызвал.

Инга уже писала мне на лицо от удовольствия. Золотой дождь я принимал от девушек и раньше, поэтому с ним вообще никаких недоразумений не возникло! Но шоколад наружу всё не лез. Тогда я вместо языка ввел в попку Инги палец и круговыми движениями раздраконил ее не на шутку съёжившийся сфинктер.

В итоге, на радость всей съемочной группы, анал Инги Фроловой раздался и после скромного пердежа оттуда медленно начала выползать среднего диаметра конфета. Оператор нагнулся объективом прямо к моим губам, а режиссер Каневский скомандовал: «Жри говно, Вован!» Деваться было некуда, я откусил кончик конфеты, выползавшей из попы Инги Фроловой. «Жри больше!», – не унимался Каневский. Толком не разобравшись, какое оно на вкус, я набрал полный рот дерьма – практически ВСЁ, что успела к тому моменту выдавить из себя Фролова. И начал пережевывать – делал я это исключительно, чтобы не подвести ожидания съемочной группы.

Пока я жевал, стараясь превозмочь рвотный рефлекс, Инга не на шутку расходилась срать – щедро обваляв мое лицо в своих конфетах.

Сцена была снята и нам дали полчаса на перекур. Стремглав я понесся в ванную, где полоскал рот с мылом и даже вставил себе два пальца в глотку, пытаясь отрыгнуть съеденное. Но дерьмо Инги фроловой так и не вышло назад из меня.

Загрызнув “шоколад” яблоком и перекурив, я был готов к соитию со второй звездой журналистики факта и скандала Валентиной Шеховцовой. Она, похоже, тоже – увидев, как тяжело давалось извержение говён ее коллеге, Валя набрала в попу немеренно воды посредством душа. Благодаря этому с первых же секунд съемки всё происходило как надо – Валин шоколад от водички размяк и из ее шоколадного глазика струилась настоящая речка какао.

К тому же, Валя, как мне показалось, была поопытнее в копро-играх, сразу направив свое какао мне в глотку так, чтобы я даже распробовать его толком не успел. Исправно выпив весь божественный нектар из попы Валентины Шеховцовой, я нежно облизал ее розовый анус и облегченно вздохнул: пришел конец моим шоколадным мученьям.

Кстати, заплатили мне достойно. На Купянском литейном заводе мужики и за квартал не зарабатывают столько бабулесиков, сколько я там за съемочный день «срубил».

Правда, больше меня на съемки не звали. Объяснили тем, что немецкий заказчик их порнухи был крайне возмущен видеть мою «не арийскую» физиономию в его продакшине. Но опыт первых съемок весьма пригодился мне в дальнейшей жизни!

 

© Владимир Кириязи. При любом использовании новостей сайта, гиперссылка (hyperlink) на kiriiazi.com обязательна.

Разработка сайта «Гей Киев» | Копро Украины - портал Светланы Редич (Фрицлер).